Анджелина Джоли — дневник операций

24 марта 2015

Оригинал статьи: Angelina Jolie Pitt: Diary of a Surgery

Два года назад я писала о своём выборе — сделать профилактическую мастэктомию. Простой анализ крови показал, что я — носитель мутации гена BRCA1. Это означает, что я с вероятностью 87% заболею раком груди и 50% — раком яичников. Я потеряла маму, бабушку и тётю от рака груди.

Я хотела, чтобы другие женщины знали о возможностях медицины. Я обещала публиковать любую информацию, которая может быть полезна, включая мою следующую операцию — профилактическое удаление яичников и фаллопиевых труб.

Два года я готовилась к операции. Это менее сложная операция, чем мастэктомия, но с более серьёзными последствиями: она вызывает у женщин преждевременную менопаузу. Я готовилась физически и эмоционально, обсуждала варианты с докторами, изучала возможности альтернативной медицины, сдавала анализы для заместительной терапии. Но я думала, что у меня есть несколько месяцев до операции.

Две недели назад мне позвонил доктор и объявил результаты анализа крови. Он сказал: «Ваш CA-125 в норме». Я вздохнула с облегчением. Этот тест измеряет количество протеина CA-125 в крови и используется как маркер рака яичников. Я сдаю этот тест каждый год, поскольку раком болели моя мама, бабушка и тётя.

Но это был не всё. Доктор продолжил:

В крови обнаружен ряд маркеров, которые могут означать раннюю стадию рака.

Я замерла. Доктор добавил: «маркер CA-125 в 50%-75% случаев может пропустить начальную стадию рака». Он предписал незамедлительно проконсультироваться с хирургом.

Я почувствовала то же, что и тысячи женщин в моей ситуации. Я сказала себе, что должна быть сильной и не должна сомневаться, что доживу до своих внуков.

Я позвонила мужу во Францию, через пару часов он уже был в самолёте. Самое прекрасное в таких момента жизни — вы знаете, для чего живёте и что имеет значение. Это умиротворяет.

В тот же день я встретилась с хирургом, которая лечила мою маму. Последний раз я её видела в день смерти матери. Она расплакалась, увидев меня: «Вы выглядите прямо как она». Я не выдержала. Но мы улыбались, глядя друг на друга, и согласились, что решим любые проблемы. Так что ближе к делу.

Во время осмотра и ультразвукового исследования врач не нашёл ничего подозрительного. Я успокоилась: если у меня рак, то на ранней стадии. Через 5 дней станет известно точно. Эти пять дней я провела как в тумане, посетила футбольный матч ребёнка, старалась быть спокойной и рассудительной.

Настал судьбоносный день. ПЭТ/КТ скан был чистым, тест на опухоль был отрицательным. Я была счастлива, несмотря на радиоактивный след, который не позволял обнять детей. Всё ещё существовала вероятность рака на ранней стадии, но это не так страшно, как разросшаяся опухоль. У меня была возможность удалить яичники и фаллопиевы трубы, чтобы резко снизить риск развития рака. Я решилась на операцию.

Я решилась не только потому, что тест на BRCA1 оказался положительным. Я хочу, чтобы это услышали другие женщины. Положительный BRCA-тест не означает автоматически, что нужно оперироваться. Я разговаривала с несколькими докторами, хирургами и натуропатами. У меня были другие варианты. Кто-то принимает противозачаточные средства, кто-то прибегает к нетрадиционной медицине в сочетании с частыми проверками. Есть несколько путей решения любых проблем со здоровьем. Самое важное – знать эти варианты и выбрать правильный.

Все доктора, с которыми я разговаривала, согласились, что удаление яичников и фаллопиевых труб — лучшей выбор в моём случае. У меня положительный тест на мутацию гена BRCA1 и я потеряла трёх ближайших родственников от рака.

Доктора предупредили, что операцию нужно сделать за 10 лет до возраста, в котором был диагностирован рак у моих родственников. Рак яичников у моей мамы был диагностирован в 49 лет. Сейчас мне 39.

На прошлой неделе мне сделали операцию — двустороннюю сальпингоофорэктомию. В удалённых тканях одного яичника была обнаружена опухоль. К счастью, без признаков злокачественного характера.

Сейчас я ношу небольшой прозрачный пластырь, который содержит био-идентичный эстроген. В мою матку ввели прогестиновую спираль. Это поможет мне поддерживать гормональный баланс, но что более важно — предотвратит рак матки. Я решила сохранить матку, поскольку рак матки не характерен для моей семьи.

Невозможно избавиться от всех рисков, я всё равно предрасположена к раку. Я буду искать способы естественного укрепления иммунной системы.  Я знаю, мои дети никогда не скажут «мама умерла от рака яичников».

Несмотря на гормональную терапию, у меня наступила менопауза. У меня больше не будет детей, и я ожидаю физические изменения. Я готова к переменам не потому, что я сильная, а потому, что это часть жизни. В этом нет ничего страшного.

Я глубоко сочувствую женщинам, которые сталкиваются с раком до рождения детей. Их ситуация сложнее моей. Современная медицина может сохранить способность зачатия ребёнка при удалении фаллопиевых труб.

Нелегко решиться на операцию. Но можно взять всё под контроль и решить любую проблему со здоровьем. Вы можете обратиться за советом, узнать о вариантах лечения и сделать выбор, подходящий именно вам. Знание — сила.